Русские пути #2 | Аня – Хабаровск

Podziel się:
0Shares

Торжественно клянусь быть беспристрастной.

Жечь глаголом сердца – совсем не моя профессия, и я давно не писала ничего длиннее поста в какой-нибудь социальной сети.
Но есть тема, о которой бы мне хотелось рассказать – эта тема касается тех протестов в России, которыми озарилось лето 2020 года.

В моей стране все действия, которые связаны с выражением недовольства властью, строго пресекаются – такая форма внутренней политики отражена в административном и уголовном кодексах, которые предусматривают штрафы и реальные сроки за митинги и оскорбительные высказывания в адрес правительства.

 

Целые десятилетия Россия не видела масштабных народных волнений, что порождало обидные мнения, что “русские – терпилы, и это у них в менталитете”. Пока жители стран Европы выходят на улицы, как только чувствуют какую-то несправедливость, россияне смиренно терпят тот произвол, который происходит повсеместно, и я не буду о нем рассказывать – ни для кого не секрет, как и в каких направлениях гниет эта постсоветская страна.
Однако тот регион, в котором я живу, Дальний Восток, это “не совсем Россия”. Это ее азиатская часть, и до столичной Москвы тысячи километров. Последние 5 лет я живу в Хабаровске, в спокойном городе на границе с Китаем с населением чуть больше полумиллиона человек.

Эта была поверхностная преамбула к событиям, которые заставили всю страну узнать про этот город.

В четверг 9 июля я, находясь в родном Приморском крае, в полутысячи километрах южнее от Хабаровска, проснулась от череды сообщений “Аня, ты читала новости?” Так я узнала, что главу Хабаровского края арестовали по подозрению в ряде убийств пятнадцатилетней давности.
В течение дня вся лента во всех социальных сетях пестрила постами в поддержку губернатора; люди были шокированы, никто не понимал, а самое главное, не ожидал такого поворота событий.

 

Кто такой Сергей Фургал для хабаровчан? Это губернатор, который внезапно для всех был выбран народом в 2018 году. Особенность его победы заключалась в том, что Фургал – представитель номинально оппозиционной партии, и на Дальнем Востоке впервые появился субъект с главой, не относящийся к президентской партии.

Победа Фургала в 2018 году была настолько неожиданной, что правительство края даже не готовило операций по фальсификации голосования – настолько они были уверены, что прежний глава, угодный президенту, останется у власти. Но что-то пошло не так.

Не могу не отметить тот факт, что до победы оппозиционера Фургала Хабаровск официально считался столицей Дальнего Востока, где был сосредоточен весь административный аппарат этого огромного региона. Как только люди выбрали “не того” человека, президент сразу подписал указ о переносе столицы из Хабаровска в город-порт Владивосток. Лишение статуса дальневосточной столицы нанесло хабаровчанам оскорбление; я, и многие другие едины во мнении, что именно в этот момент была заложена бомба, которой понадобилось два года, чтобы взорваться.

Двумя днями позднее после ареста губернатора я уже ехала на север из Приморья в Хабаровск. На некоторых новостных порталах мелькала информация о митинге, который должен был пройти в субботу, но я не питала иллюзий по поводу того, что кто-то может действительно выйти на улицы.

Дорога была долгой, ночью я попыталась поспать в машине пару часов, однако не могла уснуть. Я мониторила социальные сети, читала комментарии под постами о митинге, один мне запомнился особенно –

 “Завтра вся Россия узнает, что такое Дальний Восток”. 

 

Я приехала утром в субботу, до митинга оставался час, я проехала по центру города; центральную площадь, куда должны были прийти люди, огородили забором.
Рядом мирно стояла всего сотня человек… Я расстроилась, но спросила сама себя: “А чего ты ожидала?”

Я отправилась домой, попыталась уснуть, потом взяла в руки телефон и была просто поражена – мои подписчики вели трансляцию с центральной площади, где были тысячи человек… Тысячи, для города с населением 600 тысяч человек, это просто немыслимая пропорция!

Я поехала в центр города, дороги утопали в пробках, люди ехали с флагами Хабаровского края, все машины сигналили, по центральным улицам ходила уже десятитысячная толпа с лозунгами “Фургала домой”, “Мы здесь власть”, “Свободу Фургалу”.
Во дворах возле площади стояли бронированные машины с отрядами особого назначения, по площади ходили полицейские, но они не делали никаких замечаний.

Больше чем уверена, что ликования в их сердцах было не меньше, чем в моем…  Я испытала такую гордость за жителей Хабаровска, которую не испытывала никогда ранее. Гордость со вкусом горечи.

К вечеру толпы стало меньше, но на дорогу выехало еще больше автомобилистов, которые сигналили и скандировали те же лозунги – “Свободу Фургалу”.
К полуночи все утихло, но тишина эта тревожно звенела. Журналисты ждали указаний по освещению случившихся событий, администрация города ждала указаний от Москвы – никто не понимал, что делать и как себя вести.
Интернет же просто взрывался, каждый писал о произошедшем, вся страна увидела видео с улиц Хабаровска, многие спрашивали – “А это точно Россия? Так бывает вообще?”

Сегодня минуло две недели после первого протеста, каждый день тысячи людей выходят с плакатами и лозунгами. Самые глобальные митинги проходят каждую в субботу в полдень – количество протестующих насчитывает 30-50 тысяч человек. В других городах региона проходят такие же митинги. На каждой четвертой машине в городе – наклейка с лицом Фургала или с поддерживающей его надписью. Множество знакомых из разных уголков России пишут мне “Ты же из Хабаровска? Как там всё проходит?” Я скидываю свои фотографии с митинга и получаю в ответ “Мы гордимся вами”. Я много разговариваю с разными людьми, жители других городов действительно поддерживают Хабаровск. Поддерживают потому, что Хабаровский край – не единственный субъект в России, который имея свою специфику, живет по правилам Москвы.

 

Ни один федеральный канал не осветил произошедшее. Президент ни разу не прокомментировал эти события. Европейская часть России словно не замечает то, что происходит на Дальнем Востоке.

Костер, который разгорелся пару недель назад в Хабаровске, стал пожаром. А на днях власти Москвы подлили масла в это пламя – президент уже официально снял Фургала с должности губернатора “в связи с утратой доверия”. Представьте себе, “утрата доверия” к человеку, на защиту которого встал весь регион…

Наверное, чтобы понимать полно то, что происходит в России, нужно здесь жить. Чувства жителей Дальнего Востока не передать никакими словами. Люди, выходящие на улицы, припомнили все. Заключение “народного губернатора” под стражу – это весомый повод выйти протестовать, но уверяю, это лишь верхний слой пирога, внутри которого – обида, чувство несправедливости, усталость и злость на правительство.

Если бы вы увидели уровень жизни здесь, на востоке, и там, в европейской части России, вы были бы в шоке.
Если бы вы узнали, что ваш регион называют “сырьевым придатком”, вы бы оскорбились.
Если бы вы поняли, что вашего губернатора хотят отправить за решетку пожизненно за преступления, которые он не совершал только потому, что его рейтинг доверия в народе выше, чем у президента, и только потому, что он оппозиционер, вы бы были в бешенстве.

В начале этого текста я клялась быть беспристрастной.

Президент моей страны в 2000 году тоже клялся, положа руку на конституцию, быть ответственным за все, что происходит в стране и беречь Россию.

Не получилось ни у меня, ни у него.

 

Аня | Инстаграм

Dodaj komentarz

Twój adres e-mail nie zostanie opublikowany. Wymagane pola są oznaczone *